Уберизация – что это такое

Важный материал на тему: "Уберизация – что это такое" с профессиональной точки зрения. Если возникнут вопросы, вы всегда их можете задать дежурному юристу.

Уберизация бизнеса

Уберизация или цифровая трансформация бизнеса — очевидный тренд. Тысячи компаний по всему миру претерпевают превращение из гусеницы в бабочку: из бизнеса, в котором информационная, компьютерная составляющая еще вчера была важной, ценной, но так или иначе отъемлемой частью, в бизнес, который состоит из информационной системы. Вынь ее — все разрушится, станет или вообще неработоспособно, или катастрофически неэффективно.

Отсняв сезон DZ Online на эту тему, можно обобщить: в целом основы диджитал-трансформации выглядят очевидными, но, тем не менее, хочется систематизировать представления на эту тему. Компания считается цифровой, если:

Коротко говоря, информационная система должна оптимизировать стоимость транзакции любыми средствами. При этом уберизация позволяет держать в фокусе внимания сразу два плана: внешний (развитие, масштабирование, ускорение оборота капитала) и внутренний (оптимизация, уменьшение рутины, контроль человеческого фактора).

Какие бизнесы уберизуются легче всего?

Те, которые состоят из множества рядоположных транзакций? Да. Но есть масса примеров повышения эффективности более сложных бизнесов. Самый хороший контрпример — обучение. Информационная система может и то, что неэффективно вручную — найти среди нескольких миллиардов жителей планеты и связать через сеть тех двоих, которые именно сегодня нужны друг другу. И это не про дейтинг, а про обучение редким профессиям 🙂

Давайте попробуем теперь сконвертировать вышеочерченные ценности в конкретные свойства информационной системы:

  • Масштабируемость. Одна из ключевых задач — умение поддержать масштабирование бизнеса, и будет весьма странно и неуместно, если информационная система не выдержит кратного роста.
  • Конфигурируемость бизнес-процессов при сохранении приемлемой эффективности реализации.
  • Big Data — инструмент накопления транзакционной информации, который позволит в будущем выявить новые способы анализа данных и накопления интегральных знаний о поведении бизнеса.
  • Гибкие инструменты для офлайнового анализа данных.
  • Эффективные механизмы мгновенного мониторинга как в сторону человека (диспетчерская), так и в сторону автоматики (корректировка параметров бизнеса онлайн).

Как решаются такие задачи в рамках архитектуры системы.

Подходов может быть много, самые очевидные:

  • Кластеризованность, четкое разделение системы на уровни хранения, конфигурируемой бизнес-логики, презентационного слоя, четко выраженных интеграционных компонент.
  • Хорошее проектирование не только структуры данных, но и альтернативных (денормализованных, ориентированных на презентационный или интеграционный слой) хранилищ, проектирование потоков данных — для многих систем это может стать узким горлом.
  • Вынесение бизнес-логики в эффективные (с хорошей поддержкой JIT) скриптовые языки или DSL.
  • Компоненты, обеспечивающие снятие данных с как можно более мелких транзакций.

Узнать как перевести свой бизнес в новую цифровую модель можно, написав нам.

Уберизация рекрутмента: как технологии меняют сферу подбора персонала

«Уберизация» — термин, производный от названия компании Uber, обозначает явление, которое появилось за 2 года до основания известного сервиса такси. В науке оно известно как «экономика совместного потребления», «экономика свободного заработка» или «платформенная экономика», а сейчас — один из главных трендов построения бизнес-моделей.

Профессор Брюно Тебуль, автор книги «Уберизация: разорванная экономика», объясняет этот термин так: «Процесс, когда стартап при помощи цифровой платформы соединяет клиентов и предприятия». Первым подобным проектом стал сервис Airbnb, который соединил туристов и частных собственников жилья. А в 2010 году Uber позволил заказчикам общаться напрямую с частными водителями с помощью мобильного приложения.

Основные атрибуты «уберизованного» сервиса — минимальное количество посредников, использование цифровой платформы и рейтинговая система оценки качества. Зачастую единственным посредником и гарантом безопасности сделки выступает сама платформа. По оценкам PwC, сейчас объем этого рынка составляет около 15 млрд долларов, однако уже через десять лет достигнет 335 млрд.

Тренд затронул и сферу подбора персонала. Цель уберизации рекрутмента — обеспечить сотрудничество работодателя, который по какой-то причине не может осуществлять подбор самостоятельно, с частными профильными рекрутерами. Посредником выступает платформа, которая представляет собой каталог проверенных заявок работодателей и профайлов рекрутеров и регламентирует процесс взаимодействия сторон.

Работа по подбору проходит в режиме аукциона: рекрутеры предлагают кандидатов, а деньги получает тот, чей кандидат займет предлагаемую должность. Благодаря этому заявки могут закрываться очень быстро и выручать работодателя в случаях, если в штате нет собственного рекрутера, нужен узкий специалист, слишком много/мало откликов на вакансию, нужны сотрудники в другом городе.

Первым сервисом, который позволил работодателю выйти напрямую к рекрутеру для сотрудничества в безопасных условиях, стала американская платформа BountyJobs. Проект на рынке более 10 лет и является основным провайдером при поиске персонала для ⅓ компаний из списка Fortune 500. Примеры других зарубежных сервисов по подбору: recruitifi.com, thejobpost.co.uk, hired.com, talentory.com.

Чтобы понимать, насколько актуален тренд для России, достаточно увидеть итоги развития рынка услуг в области подбора в 2013-2014 году по результатам исследования MAGRAM MR. Рынок платных услуг по подбору персонала в 2014 году по сравнению с 2013-м сократился на 13% и составил 12 837 млрд руб. Сильнее всего кризис сказался на средних компаниях с оборотом до 75 млн рублей, оборот рынка крупных компаний снизился в среднем на 10%.

Если же посмотреть на спрос, то общее количество вакансий в 2014 году — 251 173, что на 11% выше по сравнению с 2013 годом, а число закрытых вакансий ниже на 17%. При этом средняя стоимость закрытой вакансии выросла почти на 60% за счет крупных и средних компаний и составила 251 567 рублей в крупных, 124 472 рубля в средних и 32 693 рубля в мелких компаниях.

Такая ситуация на фоне общего падения рынка платных услуг демонстрирует потребность в новых решениях для подбора и оценки персонала, позволяющих делать больше в рамках минимальных бюджетов.

Как раз таким решением может стать приход в Россию мирового тренда уберизации, от которого мы объективно отстаем на 3—5 лет. На данный момент на российском рынке есть всего несколько крупных игроков, среди которых, например, проект HRspace от HeadHunter.

На HRspace работодатели определяют бюджет на подбор персонала и сами устанавливают размер вознаграждения рекрутеру. С одной стороны, это позволяет работодателям оптимизировать затраты на услуги кадровых агентств и при этом быстро закрывать вакансию. С другой стороны, частным рекрутерам и кадровым агентствам платформа открывает выход к клиентам, у которых есть потребность в сотрудниках, но нет возможности искать их самостоятельно, в том числе к крупным заказчикам и компаниям в других городах.

Вариант оплаты услуг рекрутера работодатель выбирает сам в момент создания заявки:

— 100% после выхода сотрудника на работу;
— 100% по завершении гарантийного периода;
— 30% после выхода сотрудника и 70% по завершении гарантийного периода.
Длительность гарантийного периода определяет работодатель. Обычно он составляет от 1 до 3 месяцев, в зависимости от профиля специалистов.

Роль HRspace в том, чтобы следить за безопасностью сделки и обеспечивать весь документооборот: работодателям предоставляются все закрывающие документы, а рекрутерам — платежные. Комиссия сервиса составляет 20%, ее оплачивает работодатель. А если вакансия остается незакрытой, ему возвращают 95% стоимости заявки.

Читайте так же:  Смена кодов оквэд пошаговая инструкция

«Мы находимся в самом начале пути, и наша цель на данном этапе — создать отличную платформу, пусть и в ущерб финансовым интересам. Поэтому, в отличие от западных сервисов, мы не берем денег с исполнителей или за доступ к сервису», — отмечает руководитель проекта HRspace Роман Ефимов.

Эксперты в области подбора солидарны в том, что за подобными проектами будущее, так как они меняют мир рекрутинга к лучшему, делая его более цивилизованным и комфортным для всех участников.

[1]

Уберизация

Уберизация — термин, производный от названия компании Uber. Компания разработала мобильное приложение, которое позволяет потребителям подавать запросы на поездки, которые затем переадресуются водителям компании, использующим свои личные автомобили. [1] [2] Термин «уберизация» относят к использованию компьютерных платформ, таких как мобильные приложения, для проведения пиринговых сделок между клиентами и поставщиками услуг, что часто позволяет отказаться от услуг традиционных плановых корпораций. Модель отличается существенно меньшими эксплуатационными расходами по сравнению с традиционным бизнесом. [3] [4] [5]

Содержание

Уберизация стала возможной благодаря расцвету цифровых технологий, заложенных в XX веке и получивших дальнейшее развитие в XXI веке. Такие компании как Uber, GrabCar и сервис Airbnb позволяют потенциальным клиентам устанавливать непосредственный контакт с потенциальными поставщиками услуг. Феномен уберизации характеризуется устранением или квази-устранением посредников. [5]

Уберизованные бизнес-форматы имеют следующие признаки: [6]

  • Использование цифровой платформы, позволяющей совершать пиринговые или квази-пиринговые транзакции.
  • Минимизация числа звеньев между поставщиком и заказчиком услуг.
  • Использование рейтинговой системы оценки качества услуг, предоставляемой провайдером.

Распространенность

Уберизация проникла пока в ограниченное, но непрерывно растущее число отраслей. Например, появление сервиса Airbnb кардинально изменило гостиничную индустрию, которая в одном только Нью-Йорке оценивается более чем в 2,1 миллиарда долларов. [7] В то время, как уберизация подвергается критике как потенциальный источник хаоса и, соответственно, возможная причина подрыва существующей корпоративной модели в гостиничном и транспортном бизнесе, компании, действующие в таких отраслях, как маркетинг, могут использовать данный феномен для сокращения расходов и начать предоставлять клиентам более специализированные услуги. [3]

Среди ярких примеров и проявлений уберизации можно назвать:

  • В транспортной отрасли (вытесняя такие сети такси, как Comfort Delgro [8] и международные эквиваленты):
    • Uber (компания, давшая название всему явлению)
    • Gett
    • GrabCar [9]
    • D >[10]
    • Lyft[11]
  • В гостиничной индустрии гостеприимства (конкуренция с традиционным отелями и сдачей жилья в частном секторе)
    • Airbnb

Этические проблемы

Уберизацию часто критикуют за то, что она способствует упадку трудоёмких производств, что, в свою очередь, приведёт к сокращению рабочих мест. [12] [13]

Уберизация также вызывает обеспокоенность государственных регуляторов и органов налогообложения, поскольку оформление принципов совместного потребления в виде конкретных приложений приводит к спорам по поводу того, каким образом поставщика услуг, использующего в своей работе уберизированную платформу, можно, при ненадлежащем качестве услуг, привлечь к ответственности, и как отслеживать исполнение им налоговых обязательств. [14]

Уберизация – что это такое?

  • Гудвилл.онлайн | Деловой портал
  • Экономика
  • Уберизация» экономики и частного бизнеса: что это?

«Уберизация» — это процесс проникновения информационных технологий на все рынки, изменяющий систему экономических отношений, планирования, производства и потребления. Это на сегодняшний день стратегическая перспектива и мегатренд, который просто «взлетел» и несется на всех парах. Остановить этот процесс уже нельзя, его можно только возглавить. В ближайшие минимум лет 10 «убер-проекты» будут самым интересным направлением. Расскажем доступным языком, что такое «уберизация», как она работает в экономике и частном бизнесе, а также ее перспективы.

Для «уберизации» характерно применение цифровых технологий, высокая скорость обработки информации и автоматизация большинства процессов. Для расширения клиентской базы за счет максимального охвата аудитории потребителей и минимизации расходов создаются мобильные платформы (например, по быстрому поиску пользователями свободных транспортных средств для поездок в нужном направлении, или свободных гостиничных номеров для проживания). Это позволило напрямую свести покупателей и поставщиков услуг, сократить эксплуатационные расходы вследствие отказа от традиционной схемы ведения бизнеса.

«Уберизация» или «убер»

— это компьютеризация сферы услуг, замена человеческого труда средствами автоматизации. Это сервис на определенном рынке, координирующий деятельность независимых агентов в реальном времени, использующий информационные и телекоммуникационные технологии. Сервис построен на единых правилах, принципах добровольности и взаимной выгоды. Он обеспечивает максимально эффективную стыковку «потребность-возможность», получая за свои услуги вознаграждение. В данном случае «убер» — имя не собственное, а нарицательное, которое обозначает целый класс явлений.

Схема работы «уберизации»:

— разрабатываются электронные площадки, пользователями которых являются поставщики и потребители услуг;

— владелец интернет-площадки сводит покупателей и продавцов, а также рекламирует сервис.

Ключевое, что делает «убер»

— это не просто «предоставляет информацию участникам», а единообразно форматирует и эффективно исполняет определенную часть бизнес-функций полностью, т.е. если продажа — то от представления товара клиенту через сделку до получения от клиента отзыва о качестве.

Сферы применения «убера»

«Убер» предназначен для массовых рынков с тысячами и миллионами участников. Уникальные товары, узкие ниши и специфичные рынки — не для него.

Наиболее быстро «уберизируются» широкие рынки с устоявшейся понятной системой, легко каталогизируемым (в идеале — и тарифицируемым) набором товаров/услуг, обладающих конечным набором параметров, но при этом со значительным количеством агентов.

Например:

«уберизация» проявляется в создании служб такси, которые работают с мобильными приложениями по онлайн-заказу транспорта. Схема состоит из трех звеньев:

— «убер», выполняющий функции администратора/посредника между продавцами и покупателями, занимающийся регуляторной деятельностью;

— субъекты хозяйствования, оказывающие услуги и получающие заказы через электронный сервис «убера»;

[3]

— потребители, заказывающие услуги через цифровую платформу.

Плохо «уберизируются» рынки с «размытыми» определениями товаров и услуг и особенно рынки с сильной зависимостью стоимости от некаталогизируемых параметров товара/услуги.

«Уберизация» экономики и бизнеса

Цифровизация частного бизнеса и госсектора экономики в условиях роста распространения мобильных технологий неизбежна.

Тотальная «уберизация» экономики означает

:

— кратный рост эффективности производственных цепочек и их непрерывную оптимизацию;

— исключение из производственных цепочек человека как фактора;

— переход от частных решений «где купить» и «почем продать» к общим решениям типа «ценовая политика» и «стратегия расширения бизнеса»;

— смещение фокуса внимания с эффективности взаимодействия на эффективность производства.

Положительные черты «уберизации»:

— быстрая адаптация бизнес-системы к меняющимся условиям;

— возможность охватить максимальное число покупателей в короткие сроки.

«Уберизация» экономики предусматривает активное использование интернет-площадок

для создания условий по прямому взаимодействию заказчиков услуг с их исполнителями. Непосредственные поставщики работ и услуг не являются собственниками цифровой платформы, но они могут в полном объеме пользоваться функционалом таких приложений для увеличения собственной выгоды.

С точки зрения бизнес-функции «убер» обеспечивает

эффективность взаимодействия независимых субъектов, уменьшает транзакционные издержки и риски. За счет этого усиливает специализацию субъектов, углубляет разделение труда и выделение рынков.

Количество агентов для «убера» не играет роли

, ему не принципиально — работать с тысячей агентов, проводящих по сто сделок в день или со ста тысячами агентов, проводящих по одной сделке. Это технология, она очень легко и дешево масштабируется.

Цифровизация бизнеса требует наличия большого числа агентов

, оказывающих услуги. Это условие выполнимо в сфере логистики, транспортных перевозок, автосервисов, торговли, аренды жилья, маркетинговых исследований и т.п.

Читайте так же:  Акт на списание инструмента, пришедшего в негодность

Например:

«уберизация» в логистике направлена на сведение между собой покупателей товаров и грузоперевозчиков. Потребители получают возможность сократить сроки доставки купленных изделий, поддерживать связь с транспортным агентом и отслеживать текущее местонахождение груза. Для грузоперевозчика выгода заключается в минимизации холостых рейсов, появлении возможности эффективно планировать рабочую загрузку.

«Уберизация» социальных услуг

В госсекторе автоматизация услуг прослеживается на примере работы портала «Госуслуги»

и сервисов налоговой службы. Через эти онлайн-ресурсы можно осуществлять регистрацию разных действий, становиться или сниматься с госучета, оплачивать налоги, пошлины и услуги госорганов, заказывать справки, оформлять талоны в очередь на прием к специалистам, вести переписку с контролирующими структурами и оперативно получать информацию по имеющимся долгам перед бюджетом.

Например:

в Ханты-Мансийском АО с января 2018 года и до конца 2019 года реализуется проект по «уберизации» сегмента соцуслуг населению. База данных онлайн-портал а аккумулирует сведения о лицах, нуждающихся в таких социальных услугах и о возможных исполнителях работ. Правовая регламентация пилотного проекта «уберизации» соцуслуг осуществляется через Постановление Правительства ХМАО-Югры от 22.12.2017 г. № 559-п. Через онлайн-портал можно заказать услуги: сиделок; нянь; сурдопереводчиков; по устройству пожилых людей в семьи.

«Убер» способствует созданию новых бизнесов

путем предоставления совершенно бесплатно очень эффективных ключевых бизнес-функций с одной стороны и «дробления» бизнеса с другой.

На определенной фазе зрелости «убер» начинает работать на развитие рынка за счет превращения накопленных данных в знания. Полученные знания позволяют «убер-клиентам» дополнительно оптимизировать свой бизнес, а инвесторам — снижать риски инвестиций.

Прогресс «уберизации» одного сектора тянет за собой потребность в «уберизации» другого. Взаимодействие двух «уберов» легко автоматизируется и влечет значительное усиление обоих.

Видео (кликните для воспроизведения).

Успешный «убер» неизбежно упрется в «потолок рынка» и обречен на расширение, географическое, в другие ниши, в смежные сервисы.

Как придумать «убер» для конкретного сегмента

Прохождение по предлагаемому ниже пути требует определенного склада мышления и аналитических способностей. Для этого нужно сделать следующее:

Определить рынок, область, сегмент и

набор «встречных функций». Чаще всего это купить-продать, но тут надо четко сформулировать — кто кому что продает. Фактически, это и есть более четкое определение рынка, сегмента или области. Реже — «какую информацию концентрируем, откуда ее берем и кому она нужна».

Выделить ключевые роли относительно этих функций и понять их интересы

. Чего они хотят в этой функции, что является критерием оптимального ее выполнения? Как «убер» может добавить ценности и более полно соответствовать интересам ролей.

Понять принципы «стыковки» функций.

Критерии «оптимальной сделки».

Сформулировать «убер-услугу» по отношению к ролям

, потому что для разных ролей она — разная. И ту ценность, которую она несет. Этот пункт — уже успех.

Посмотреть в рынок, прикинуть как Ваш «убер» может его преобразовать, какова модель монетизации

, насколько велика необходимая «критическая масса» убер-клиентов. Проще говоря — где деньги и есть ли они тут вообще?

Взять денег, нанять людей

и, если все сделаете правильно, будет у Вас собственный «убер»!

Уберизация

Уберизация — термин, производный от названия компании Uber. Компания разработала мобильное приложение, которое позволяет потребителям подавать запросы на поездки, которые затем переадресуются водителям компании, использующим свои личные автомобили [1] [2] . Термин «уберизация» относят к использованию компьютерных платформ, таких как мобильные приложения, для проведения пиринговых сделок между клиентами и поставщиками услуг, что часто позволяет отказаться от услуг традиционных плановых корпораций. Модель отличается существенно меньшими эксплуатационными расходами по сравнению с традиционным бизнесом [3] [4] [5] .

Содержание

Уберизация стала возможной благодаря расцвету цифровых технологий, заложенных в XX веке и получивших дальнейшее развитие в XXI веке. Такие компании как Uber, GrabCar и сервис Airbnb позволяют потенциальным клиентам устанавливать непосредственный контакт с потенциальными поставщиками услуг. Феномен уберизации характеризуется устранением или квази-устранением посредников. [5]

Уберизованные бизнес-форматы имеют следующие признаки: [6]

  • Использование цифровой платформы, позволяющей совершать пиринговые или квази-пиринговые транзакции.
  • Минимизация числа звеньев между поставщиком и заказчиком услуг.
  • Использование рейтинговой системы оценки качества услуг, предоставляемой провайдером.

Распространенность

Уберизация проникла пока в ограниченное, но непрерывно растущее число отраслей. Например, появление сервиса Airbnb кардинально изменило гостиничную индустрию, которая в одном только Нью-Йорке оценивается более чем в 2,1 миллиарда долларов [7] . В то время, как уберизация подвергается критике как потенциальный источник хаоса и, соответственно, возможная причина подрыва существующей корпоративной модели в гостиничном и транспортном бизнесе, компании, действующие в таких отраслях, как маркетинг, могут использовать данный феномен для сокращения расходов и начать предоставлять клиентам более специализированные услуги [3] .

Среди ярких примеров и проявлений уберизации можно назвать:

  • В транспортной отрасли (вытесняя такие сети такси, как Comfort Delgro [8] и международные эквиваленты):
    • Uber (компания, давшая название всему явлению)
    • Gett
    • Grab[9]
    • D >[10]
    • Lyft[11]
  • В гостиничной индустрии гостеприимства (конкуренция с традиционным отелями и сдачей жилья в частном секторе)
    • Airbnb

Уберизацию часто критикуют за то, что она способствует упадку трудоёмких производств, что, в свою очередь, приведёт к сокращению рабочих мест [12] [13] .

Уберизация также вызывает обеспокоенность государственных регуляторов и органов налогообложения, поскольку оформление принципов совместного потребления в виде конкретных приложений приводит к спорам по поводу того, каким образом поставщика услуг, использующего в своей работе уберизированную платформу, можно, при ненадлежащем качестве услуг, привлечь к ответственности, и как отслеживать исполнение им налоговых обязательств [14] .

Примечания

  1. ↑Uber Dispatches trips, Wall Street Journal (June 6, 2014). Проверено 7 ноября 2014.
  2. Goode, Lauren. Worth It? An App to Get a Cab, The Wall Street Journal (June 17, 2011).
  3. 12Taking uberization to the Field — Disruption is coming for Field Marketing (9 May 2016).
  4. ↑Uberisation and the New Economy. Curatti.
  5. 12Execs wary ‘disruptive tech’ to heighten biz competition – IBM. Manila Times. Проверено 8 мая 2016.
  6. ↑Les artisans face au choc de l’ubérisation 12–15. Le Moniteur (29 April 2016). Проверено 8 мая 2016.
  7. ↑New study confirms Airbnb’s negative impact on hotel industry.
  8. ↑Taxi operators must pick up the challenge. AsiaOne.
  9. ↑Uber rival GrabTaxi plans carpooling service in Singapore. The Straits Times.
  10. Daniel Roberts.Uber Rival Grabtaxi Scores Funding From Uber Rival Didi Kuaidi — Fortune. Fortune (19 August 2015).
  11. Victoria Ho.Lyft makes big play for Asia by partnering with 3 main Uber rivals. Mashable (4 December 2015).
  12. ↑The ‘uberisation’ of the workplace is a new revolution. EurActiv.com.
  13. Tomas Chamorro-Premuzic.The Uberisation of Talent: Can the Job Market Really Be Optimised?. Forbes (21 March 2014).
  14. ↑’Uberisation’ of economies pinching state tax revenues. Business Insider (27 September 2015).

Что такое Wiki.sc Вики является главным информационным ресурсом в интернете. Она открыта для любого пользователя. Вики это библиотека, которая является общественной и многоязычной.

Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License.

«Уберизация» и новые тренды в логистике

Александр Перфильев, руководитель проекта Skladium.ru, директор департамента складской и индустриальной недвижимости ILM Russia выступит в качестве спикера на второй конференции «ТрансБалтика» с темой ««Уберизация» и новые тренды в логистике».

Читайте так же:  «строгие» бланки инструкция по применению

В рамках выступления будут рассмотрены новые пути оптимизации бизнес-процессов и влияние «уберизации» на логистику.

Делегаты конференции получат ответы на следующие вопросы:

  • Что такое маркетплейсы и как они влияют на отношения между компаниями?
  • Какие он-лайн сервисы позволяют решать логистические задачи лучше и быстрее? Примеры: Яндекс Доставка, Trucker Path,BlaBlaCar, УЛО и другие
  • Как сервис skladium.ru стал первой он-лайн площадкой для поиска складов в России?

«Технологии стремительно меняют мир. Меняются и правила ведения бизнеса, продаж, рекламы и конечно же меняется логистика. Я расскажу про последние тренды в логистике. Например, о UBER-изации – от слова «убери» (посредника)», — комментирует Александр Перфильев.

Выступление состоится 2 декабря, в Санкт-Петербурге, в конференц-зале «ЭКСПОФОРУМ».

Конференция объединит генеральных и административных, исполнительных и коммерческих директоров, начальников отделов логистики, управляющих распределительными центрами.

Уберизация – что это такое?

«Уберизация» — экономика совместного потребления или процесс массового отказа от посредников, ставший возможным благодаря развитию информационных технологий – охватывает все новые виды сферы услуг. Через сервисы мобильных приложений можно заказать такси, доставку товаров, арендовать жилье, прибраться в квартире, вызвать врача и даже попросить выгулять собаку. «Уберизация» делает услуги дешевле, а массе людей позволяет заработать. Но одновременно она лишает традиционный бизнес доходов, а государство – налогов, заставляет их менять привычные схемы.

Термин «уберизация» родился из названия компании Uber, которую в 2009 году основали в США Гаррет Кэмп и Трэвис Каланик. К 2015 году мобильный сервис для вызова такси вырос в бизнес стоимостью более $50 млрд.

Сегодня на убер-платформе работают множество компаний в различных видах сферы услуг. Есть среди них и гиганты, например:

  • Американская Airbnb – сервис, который позволяет арендовать или сдать жилье на короткий срок, с оценкой бизнеса в $25,5 млрд
  • шведский сервис потокового воспроизведения музыки Spotify стоимостью $4 млрд.

По оценкам PwC, пять ключевых секторов «экономики Uber» (путешествия, каршеринг, финансовые услуги, наем работников, потоковое воспроизведение музыки и видео) имеют потенциал роста с $15 в 2015 году до $335 млрд в 2025 году.

Экономика совместного потребления имеет массу преимуществ: она подлинно свободна, избавлена от посредников и регулирования, дает потребителям широкий выбор по низким ценам, а поставщикам услуг – возможность заработать в удобном для них режиме.

  • По данным JP Morgan Chase Institute, количество граждан США, зарабатывающих через использование мобильных приложений, за последние три года увеличилось в 47 раз, до 10,3 млн человек. В России «уберизация» может стать значимым фактором борьбы с безработицей. По данным Высшей школы экономики, в 2015 году доля самозанятых в России составляет 2/5 трудоспособного населения.

Но одновременно новые технологии рушат традиционный бизнес, лишают его доходов.

  • Исследование IBM, проведенное в 2015 году среди 5,2 тыс. топ-менеджеров компаний по всему миру, показало, что «уберизация» пугает их больше всего. Дестабилизации бизнеса из-за появления неожиданного конкурента опасаются 54% руководителей (в 2013 году – 43%).
  • По всему миру таксисты ведут войну против Uber. В конце 2015 года против компании в нескольких странах были поданы судебные иски. Во Франции суд ограничил работу сервиса. Служба Uberpop, через которую Uber принимает заказы на перевозку пассажиров, запрещена в Германии, Бельгии и Нидерландах.
  • Новая экономика создает проблемы и для государства: сложно такой бизнес регулировать, облагать налогами, следить за правами трудящихся и отслеживать ситуацию с занятостью.

«Уберизация» экономики заставляет и государство, и бизнес пересмотреть свои привычные схемы работы. Так, большинство компаний признали в опросе IBM, что им придется активнее использовать цифровые технологии, более индивидуально подходить к клиентам и децентрализовать процесс принятия решений.

Полезна ли «уберизация»? Какие риски она несет для устойчивого экономического развития? Какова роль государства в регулировании этих процессов и как избежать возможных перекосов в экономике ввиду появления новых «цифровых» отраслей?

Модератор: Аркадий Дворкович, заместитель председателя правительства Российской Федерации

Выступающие: Сергей Азатян, сооснователь, управляющий партнер Inventure Partners — инвестиционной компании, в портфель которой входят агрегатор такси Gett, онлайн-образовательный центр «Нетология» и др., Броган Бамброган, Сооснователь Hyperloop Technologies — компании, которая занимается созданием проекта скоростного вакуумного поезда, предложенного венчурным капиталистом Илоном Маском, Зиявудин Магомедов, председатель совета директоров группы «Сумма», Марк Отти, член глобального исполнительного комитета, управляющий партнер по региону EMEIA (Европа, Ближний Восток, Индия и Африка) консалтинговой корпорации Ernst&Young (EY), Шервин Пишевар, сооснователь, управляющий партнер венчурной корпорации Sherpa Capital LLC, в портфель которой входят агрегатор такси Uber, Густаво Сапожник, главный исполнительный директор ASAPP Inc. Компания занимается созданием инструментов, совершенствующих машинное обучение и обработку текстов на естественных языках, Михаил Соколов, главный исполнительный директор системы поиска и бронирования авиабилетов OneTwoTrip

Проблемы:

По словам заместителя председателя Правительства РФ Аркадия Дворковича, на данный момент ведется полярная дискуссия об «уберизации». Противники этого явления испытывают страх перед внедрением взрывающих традиционные устои технологий типа Uber, поскольку это может вести к потере рабочих мест, к потере налогов, деструктивно влиять на экономическую активность. В связи с этим во многих странах мира и отдельных городах вводятся жесткие меры регулирования, препятствующие распространению этих технологий. В результате замедляется скорость обеспечения новыми услугами. Он утверждает также, что сторонники явления в противовес говорят о создании новых рабочих мест, развитии МСП, постоянном увеличении качества услуг. Таким образом, уровень безопасности никак не ухудшается, а, наоборот, увеличивается за счет действия сил конкуренции и улучшения стандартов работы. Тем не менее, он делает во многом очевидный вывод о том, что технологии все равно внедряются и развиваются, что можно увидеть на основе эмпирических данных.

“Мы говорим и думаем о новых нишах и новых идеях. Вчера на встрече с Джеком Ма, президентом компании Alibaba, мы говорили о том, что, если соединить его платформу электронной торговли с технологией перевозок по типу Uber, то можно получить хороший синергетический эффект”, — иллюстрирует свою мысль о развитии новых технологий Дворкович.

“За последние 5 лет с тех пор, как мы инвестировали в Uber, количество клиентов компании увеличилось с 9 тыс. до миллионов, а компания меняет устои того, как управляется экономика. Такие изменения происходят раз в поколение, потому что такие компании создают новые рынки, которые до этого вообще не существовали”, — подтверждает слова Дворковича управляющий партнер “Sherpa Capital” и председатель совета директоров “Hyperloop Technologies” Шервин Пишевар.

На вопрос Дворковича о рисках для инвесторов, которые инвестируют в новые виды бизнеса, кроме иногда деструктивного вмешательства правительства, была высказана мысль о разрыве между государственными целями регулирования и спросом потребителей на технологии.

“Тезис инвестора состоит в том, что зачастую наши проекты настолько впереди тех правил, которые были придуманы в 19 и 20 веке, что правила отстают. Потребители на рынках, особенно тех рынках, где их мнение очень сильно учитывается, требуют, чтобы такие сервисы как Uber оставались в городах, даже несмотря на то, что мэр или какой-нибудь городской совет или какой-нибудь профсоюз таксистов как в Париже пытался остановить распространение технологий”, — сказал Пишевар.

Читайте так же:  Ценообразование под контролем

Дворкович также поставил на повестку обсуждения вопрос о важности языковых и культурных барьеров в процессе распространения технологического бизнеса за рубеж.


“Любой рынок, особенно развивающийся рынок, требует большого фокуса. На каждом новом рынке это не просто языковой барьер, это и вопросы, связанные с платежами. Везде люди платят абсолютно по-разному. Если взять ту же самую Турцию в качестве примера, то там люди платят практически за все в рассрочку. Поэтому любой рынок — это огромный фокус, особенно если это крупный развивающийся рынок”, — ответил главный исполнительный директор “OneTwoTrip” Михаил Соколов.

“Uber — это платформа, мы себя считаем платформой. В каждом городе, в который мы приходим, у нас везде есть люди. Не как Google или Facebook, которые могут быть в стране, но не иметь ни одного работника. Мы всегда нанимаем местное населения, чтобы управлять этим бизнесом, потому что для нас это очень важно. И мы обязаны кастомизироваться. Необходимо адаптироваться локально и создавать местным бизнесам. У нас куча проблем, которые надо решать на местном уровне. Поэтому я отказываюсь от идеи, что ты можешь быть бизнесом, который пришел, и вот так или никак”, — директор по развитию бизнеса по региону Европа, Ближний Восток и Африка, “Uber Technologies” Фрейзер Робинсон.

Голосование состояло из двух вопросов: “С чем у вас в первую очередь ассоциируется понятие “уберизация”?” и “Готовы ли вы раскрывать свои персональные данные взамен на качественные услуги?”. Самый популярный ответ на первый вопрос: «Устранение посредников между клиентом и поставщиком”(50,7%). Самый популярным ответом на второй стал “Да, если буду контролировать объем передаваемых данных” (37,4%). Второй по популярности ответ “Наши данные скоро и так будут храниться в “облаке”” (27,0%).

Решения:

Относительно вопроса о государственном регулировании было высказано множество точек зрения.

“Транспорт — это как новый быстрый Интернет, и правительства изменили законодательства, как это происходило, когда распространялся 3G и 4G Интернет. Поэтому технологии типа Hyperloop заставляют правила двигаться быстрее”, — заявил Пишевар.

“На сегодняшний день агрегаторы делают жизнь лучше, но с этим связаны и риски определенные. Здесь важна помощь государства. Есть агрегаторы без лицензии. Очень важно, чтобы у всех агрегаторов были равные условия. И государство должно обеспечивать здоровую конкуренцию”, — сказал управляющий партнер “Inventure Partners” Сергей Азатян.

“Хочу отметить такую вещь, что Правительство поддерживает эти отрасли и вот очень, например, помогает новая налоговая среда для компаний , которые разрабатывают какой-то софт. Насколько я знаю, все мои коллеги в России разрабатывают программное обеспечение и все пользуются этими налоговыми послаблениями”, — сказал Соколов.

“С точки зрения регулирования, я думаю, единственное, о чем государство должно заботиться в этой части — это безопасность”, — суммировал Дворкович.

Относительно проблемы потери рабочих мест была выделена критическая роль образования.

“Помимо “artificial intelligence”, есть другое понятие — “intelligence amplification”. Это совершенно другой тренд, который предполагает усиление нашего человеческого капитала. Тут есть очень много беспокойств, как это будет развиваться. Эти два тренда будут развиваться параллельно, потому что искусственный интеллект вызывает большое количество вопросов по безопасности. Второй тренд будет развиваться, будет усиливать наши возможности, и с усилением наших возможностей — это будет требовать лучшего образования — будет появляться огромное количество новых рабочих мест”, — председатель совета директоров «Сумма» Зиявудин Магомедов.

Говоря об инвестиционном потенциале технологического бизнеса, был выделен ряд отраслевых и географических направлений.

“Большие перспективы я вижу, например, в образовании, в финансовых технологиях, то, что касается банковских услуг, каких-то платежей, страховых услуг, агрегаторов в области страхования. Также это какие-то истории, связанные с медициной”, — сказал Азатян.

“Например, Hyperloop легко за рубежом. Его лучше приняли как некий визионерский проект на правительственном уровне, на уровне партнеров и инвесторов, которые хотят эту сверхзвуковую систему транспортировки привнести в свою страну”, — положительно отозвался Пишевар. “А вот в Америке это кошмар. Поэтому мы считаем, что если взглянуть на инфраструктуру США, она разваливается. На самом деле не было инфраструктурного финансирования на протяжении десятилетий”, — добавил он.

[2]

Правила деления

Термины «экономика совместного потребления» (sharing economy) и «уберизация» появились несколько лет назад. Ими обозначили новую бизнес-тенденцию — массовое распространение сервисов, построенных на использовании мобильных приложений и высокоскоростного интернета и предназначенных для установления прямой связи между потребителем и поставщиком услуги. То есть разработчики сервисов фактически зарабатывают на виртуальном посредничестве. По оценкам экспертов PwC, в 2015 году объем этого рынка составил уже порядка $15 млрд, а через десять лет достигнет $335 млрд.

Модный драйвер

Название актуальному тренду дала компания Uber, чье приложение для смартфонов начало функционировать в США в 2010 году. С его помощью потребители могут напрямую заказывать у водителей услуги частного извоза. По итогам 2015 года компания была представлена более чем в 50 странах. Ее оценочная капитализация составляет порядка $62,5 млрд.

Uber далеко не первая компания, успешно эксплуатирующая подобную бизнес-модель. Еще в 2008 году заработал сервис AirBnB, специализирующийся на услугах краткосрочной аренды жилья. Еще раньше, в конце 90-х годов прошлого века, заработали системы онлайн-бронирования отелей Expedia и Booking.com. Понятно, что мобильных приложений у них в то время еще не было. Но суть бизнеса была та же: интернет-сайт напрямую связывал путешественников и владельцев отелей. Естественно, не забывая о собственной прибыли.

Сегодня компании, работающие по Uber-модели, проникли во многие сферы бизнеса. Посредничество по курьерским услугам оказывают, например, Roadie и Anyvan. Компании Housekeep или Bidmycleaning специализируются на клининговых услугах. Сервисы Medicast и Heal связывают пользователей с врачами. Список можно продолжать. Uber-модель используется при доставке еды, выгуле домашних животных, образовании, бэбиситтерстве и предоставлении иных услуг. Некоторые сервисы не ограничивают себя какой-то одной сферой. Например, сервис Youdo просто предлагает искать исполнителей почти для любой задачи.

Первопроходцам уже давно приходится сталкиваться с серьезной конкуренцией молодых последователей. Только на рынке услуг по перевозке пассажиров вслед за Uber глобальной известности достигли такие компании, как Didi Kuaidi, Gett, Lyft, OlaCabs и многие другие. Число игроков этого рынка, известных преимущественно в своих странах, исчисляется сотнями. Например, в России это «Яндекс. Такси» и GetTaxi.

По мере увеличения популярности Uber-сервисов начали расти и споры об их пользе и опасности. Очевидно, что потребители благодаря им могут приобретать товары и услуги дешевле. «Уберизация ускоряет предоставление услуг, делает процесс прозрачнее, убирает коррупцию, делает понятным, кто и какой услугой воспользовался. Кроме того, в определенных случаях поставщики услуг эксклюзивны для потребителей. Так, Uber-технологии удобны при дистанционном обучении детей, когда в школе нет учителя по какому-то предмету и надо найти его дистанционно», — говорит председатель отраслевого отделения «Деловой России» по развитию транспортной инфраструктуры, председатель правления ГК VessoLink Олег Бадера.

Выгода для бизнеса тоже вполне очевидна. Уберизация позволяет значительно сократить издержки. В том числе на налоговых и социальных платежах, арендных выплатах, сервисном обслуживании.

Читайте так же:  Больничный по уходу за больными родственниками

В свою очередь, государство благодаря уберизации может компенсировать снижение доходов бюджета за счет роста деловой и трудовой активности, — естественно, если будет улучшено налоговое администрирование. «Sharing economy уже является важным драйвером роста мировой экономики, в том числе за счет эффективного сокращения безработицы. Сервисы вроде Uber или AirBnB также позволяют значительно повысить эффективность тех рынков, на которых они производят экспансию, снизить цены и устранить ненужных посредников», — подтверждает финансовый аналитик (macroeconomics, IT & consumer) группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин. «Тем не менее власти зачастую сталкиваются со снижением налоговых поступлений, в том числе на фоне сложностей с администрированием налоговых платежей со стороны большого числа мелких предпринимателей по сравнению с крупным бизнесом», — уточняет он.

Трудности роста

Однако распространение Uber-модели не может проходить безболезненно. У sharing economy есть не только плюсы, но и существенные недостатки. «Как показывает практика, далеко не все контрагенты подобных компаний компетентны и добропорядочны. Последнее особенно характерно для развивающихся стран, к которым относится и Россия. Очевидно, что есть ряд сфер бизнеса, в которых риски, связанные с уберизацией, неприемлемы. На мой взгляд, к ним относится образование (особенно дошкольное), финансовые услуги», — рассуждает Тимур Нигматуллин.

Действительно, во многих случаях потребитель услуг компании, работающей по Uber-модели, может оказаться незащищенным. Ведь формально сервис, которым он воспользовался, лишь посредник. Например, во многих странах компания Uber прямо указывает, что не несет ответственности за убытки, которые могут возникнуть у потребителя, а также не отвечает за качество предоставляемых услуг. И такая трактовка законов о правах потребителей для Uber-компаний обычна. Например, сервис AirBnB тоже отмечает, что не несет ответственности за качество представленного на сайте жилья и действия собственников.

Фактически все представители Uber-бизнеса настаивают, что не являются стороной договора между исполнителем и потребителем. Но это утверждение справедливо лишь частично. Так, Uber формирует тарифы на услуги своих водителей, то есть прямо влияет на качество оказываемой услуги.

Правда, не все сервисы полностью устраняются от проблем своих пользователей. Конкуренция на рынке высока, лояльность клиентов надо поддерживать. Многие сервисы, в том числе Uber и AirBnB пытаются справиться с обозначенной проблемой, создавая специальные фильтры для отсева недобросовестных контрагентов (рейтинги, проверки и т.п.). Также многие компании пытаются занимать позицию «арбитра», то есть принимают жалобы потребителей, проводят расследование и выносят вердикт. Такая модель разрешения споров относительно успешно применяется интернет-аукционами, например eBay. Используют ее и системы интернет-бронирования отелей, в том числе упомянутые выше Booking и Expedia. Отельеры знают, что угроза отключения от системы бронирования, если их вина будет доказана, вполне реальна.

В то же время у потребителей должна быть возможность судиться с теми сервисами, которые оказывают некачественные услуги.

Потенциальное снижение качества услуг и товаров — серьезная проблема. Работая по стандартам уберизации, не все компании обеспечивают необходимые стандарты качества. Но со временем эта проблема должна решиться, считает партнер компании «ФБК-право» Александр Ермоленко: «Во-первых, под новые технологии постепенно подстроятся регуляторы, судебная система. Например, не так давно электронный документооборот не признавался судами. А теперь все уже иначе. Во-вторых, может измениться само понимание качества той или иной услуги. Вспомните: еще 20–30 лет назад считалось, что качественный товар должен быть долговечным в эксплуатации. А сегодня это уже не обязательно».

Понятно, что на появление новой судебной практики и восполнение правовых пробелов могут уйти годы. До тех пор потребителям полностью избежать проблем с поставщиками не удастся. Конечно, истец, недовольный действиями компании, использующей Uber-модель, не может быть уверен, что и при достаточной законодательной базе суд или регулятор займут его сторону. Например, если во Франции деятельность Uber оказалась под запретом, то в Великобритании все вышло иначе. Поначалу в Лондоне полагали, что приложение Uber — фактически таксометр, а использовать это оборудование могут только лицензированные такси. Но после судебного разбирательства выяснилось, что мобильное приложение, которое рассчитывает стоимость поездки, таксометром считать нельзя, значит, нет причины его запрещать.

Очевидно, что недовольство потребителей будет постепенно накапливаться. Этим неизбежно воспользуются и лоббисты от компаний, которые теряют долю рынка из-за sharing economy. Собственно, они это делают уже сейчас. Не удивительно, что Uber и подобные сервисы периодически сталкиваются с серьезными ограничениями по всему миру.

Так, общеизвестны проблемы, которые Uber приходится преодолевать во многих странах Европы и Азии. Велик риск прекращения деятельности компании и в Германии из-за требований к водителям получать лицензии. Жителям Берлина, например, запретили сдавать квартиры через AirBnB и другие подобные сервисы. Под запрет попадает такая деятельность и в отдельных штатах Америки. Противники AirBnB и схожих сервисов нашли закон, который запрещает жителям Нью-Йорка сдавать жилье в аренду меньше чем на 29 дней.

Но маловероятно, что запреты регуляторов смогут надолго сдержать уберизацию. Максимум, чего они добьются, — модель sharing economy не будет использоваться в отдельных секторах экономики. Запреты не будут тотальными. Кроме того, все больше стран будет высказываться в пользу уберизации: по большому счету такие сервисы уже доказали свою пользу и для потребителей, и для государства. Обнаруженные «болезни роста» вполне преодолимы. К тому же у многих Uber-компаний уже есть и еще будут появляться новые богатые инвесторы, которые смогут защитить свои доходы от чиновников и лоббистов.

Правда, относительной дешевизной Uber-предложений потребители будут наслаждаться недолго. Как в любой другой сфере бизнеса, вместе с установлением порядка на рынке и укрупнением игроков повысятся и цены. Потребители будут более защищенными, но и платить за оказанные услуги придется больше.

Дорогие работники

Видео (кликните для воспроизведения).

$100 млн выплатит Uber 385 тыс. своим водителям по двум искам в Калифорнии и Массачусетсе — $84 млн сразу и еще $16 млн, если капитализация компании вырастет в полтора раза. Водители недовольны тем, что Uber не покрывает им расходы на топливо, не предоставляет страховку и не оплачивает больничные как контрактникам, но при этом контролирует их как штатных работников. Руководство компании пообещало изменить условия соглашения, но в штат водителей оформлять отказывается.

Источники


  1. Пепеляев, С. Г. Компенсация расходов на правовую помощь в арбитражных судах / С.Г. Пепеляев. — М.: Альпина Паблишер, 2012. — 186 c.

  2. Давыденко, Дмитрий Как избежать судебного разбирательства. Посредничество в бизнес-конфликтах / Дмитрий Давыденко. — М.: Секрет фирмы, 2014. — 168 c.

  3. Под. Ред. Ванян, А.Б. Афоризмы о юриспруденции: от античности до наших дней; Рязань: Узорочье, 2013. — 528 c.
  4. Теория государства и права. В 2 частях. Часть 1. Теория государства. — М.: Зерцало-М, 2011. — 516 c.
  5. Гришаев, П.И. Немецко-русский юридический словарь / П.И. Гришаев, Л.И. Донская, М.И. Марфинская. — М.: РУССО, 2016. — 622 c.
Уберизация – что это такое
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here